Экосистема для «класса икс»

Креативные города, создавая максимально привлекательную среду для творческих людей, обеспечивают инновационный прорыв в культуре и экономике

Переход от индустриального к постиндустриальному обществу еще в 1980-е годы подтолкнул страны Европы и Северной Америки к осмыслению новых задач, вставших перед городами. Условием их количественного и качественного роста стала модернизация среды, обновление старых городских пространств.

Санкт-Петербург переживает похожий период. Очевидно, больше не являясь индустриальным городом (в последние годы доля промышленности в структуре валового регионального продукта колебалась на уровне 25-30%), он должен самоидентифицироваться в качестве постиндустриального мегаполиса и определиться, каким быть завтра – инновационным, интеллектуальным, экологически чистым и т.д.

Многие успешные западные города, ведя поиски своего места в новых условиях, приняли решение трансформироваться в креативные территории, притягательные для людей особого склада и нестандартного образа жизни. Опыт оказался удачным: ставка на повышение творческого потенциала населения обеспечила городам прорывное инновационное развитие во многих областях экономики и социальной жизни.

О трех «к»

Собственно, речь идет об одном «к» – об эпитете «креативный», применяемом по отношению к людям, индустрии и городу. О креативных людях (или креативном классе) в постиндустриальном обществе одним из первых заговорил американский профессор Пол Фассел. В книге Class, анализируя структуру американского общества, помимо низшего, среднего и высшего класса он выделил особую группу людей, которую назвал X-people. Эти люди, находящиеся вне рамок традиционных классов и не вписывающиеся в иерархическую структуру общества, отличаются от остальных творческим потенциалом, позволяющим создавать креативные продукты.

Идею Фассела подхватил и развил американский географ Ричард Флорида. В изданной в 2002 году книге «Возвышение креативного класса. Как он преобразует сферу труда, отдыха, сообщества и повседневность» он предложил новую трактовку постиндустриального общества. По мнению автора, фундаментальные перемены в социальной и экономической жизни мира, начавшиеся в 1960-е годы, предопределены ростом значимости творческого начала во всех видах деятельности и разделением людей на творцов и исполнителей. Причем доля творческих профессионалов за четверть века в США выросла более чем в полтора раза – с 18 до 30% занятых в экономике. В 2002 году, по подсчетам Флориды, более 38 млн американцев были заняты на творческих работах.

Выделение креативщиков в отдельный класс потянуло за собой необходимость ввести дефиницию понятия «креативные индустрии». Креативные индустрии относятся к так называемому четвертичному сектору экономики, специализирующемуся на производстве и распространении знаний и информации, а также экономически успешных продуктов, имеющих определенную культурную ценность. Созданное в 1998 году в Великобритании специальное государственное агентство для реализации госполитики по развитию креативных индустрий курировало предприятия, работающие в промышленном и графическом дизайне, рекламе, архитектуре, кино, музыке, издательском деле, на телевидении и т.д. Именно эти отрасли дают высочайшие показатели роста в постиндустриальной экономике, одновременно являясь наиболее инновационными. По оценке, данной в докладе DCMS, DBERR, DIUS «Креативная Британия. Новые таланты для новой экономики» (2008 год), 78% креативных фирм – инновационные. Новая или усовершенствованная продукция составляет 52% в товарообороте компаний креативной индустрии против 40% у предприятий других секторов.

Однако креативный класс, этот движитель инновационного роста, отличается высоким уровнем требований к «среде обитания». Его представления о приемлемых условиях развития сильно разнятся с мнением среднего класса о нормально организованной комфортной жизни. После того как социопсихологические особенности «класса икс» были изучены, а растущая экономическая роль творческих индустрий перестала вызывать сомнения, в Европе и США стали активно использовать словосочетание «креативные города» – города, которые задались целью создать максимально привлекательную среду для креативных людей.

Город для творцов

«Все началось с создания креативных городов в конце 1990-х – начале 2000-х годов – у них был имидж творческих, легко принимающих мигрантов, обеспечивающих условия для индивидуального развития и самовыражения. Политики исходили из того, что старая индустрия новые рабочие места уже не создает, они появляются только в новых секторах экономики, причем в креативных. Сейчас этот инструмент – креативность городов – стал обычным, и даже определился количественный критерий, описывающий креативные города. От 8 до 15% жителей такого города должны быть заняты в креативной индустрии. Иначе город становится неинтересным, перестает жить, в нем незачем находиться», – рассказывает директор ЦСР «Северо-Запад» Владимир Княгинин.

По определению, данному в докладе директора Центра дизайна и системного проектирования ГУ ВШЭ Андрея Живайкина, креативные города стремятся привлекать не крупные компании, а перспективных людей, выявляют их запросы для выработки планов развития городской среды и бренд-политики, а также сосредотачиваются на обеспечении трех «т» (технологии, таланты, толерантность). Именно толерантность – открытость и безопасность для новых идей, новых мировоззрений – вкупе с современным уровнем технологического развития способна сделать место привлекательным для креативщиков.

Специфические потребности «класса икс» определяются нежеланием и неумением проводить четкую грань между работой и частной жизнью. Образно говоря, люди этого типа живут на работе. Они нуждаются в рабочих местах, позволяющих реализовать творческий потенциал, причем с учетом их внутренней мобильности. Плотный рынок труда должен способствовать горизонтальной карьере креативщиков, давать возможность раз в три-пять лет начинать новый проект. Профессионалы новой генерации не любят быть привязанными к жесткому графику или к непременному присутствию в офисе с 9 до 18 часов. Также они иначе проводят свободное время, стараясь заполнить его активной деятельностью и общением, полезным для творчества. Для людей этого склада большое значение имеет «третье место» (помимо работы и дома), и потому развитая уличная культура и ночная жизнь – неотъемлемая часть экосистемы креативного класса. Безусловно, сам город должен располагать к времяпрепровождению на улицах и площадях – быть комфортным, красивым, разнообразным.


Судя по опыту западных стран, повышение градуса креативности обеспечивалось удачными решениями в трансформации городской среды. Найденная изюминка в организации городского пространства делает город не просто удобным, но притягательным для людей творческих. Так, власти Манчестера, в котором к середине 1980-х годов количество рабочих мест сократилось на 200 тыс., сделали ставку на развитие креативных индустрий. Заброшенные промышленные здания обретали новую жизнь: в них разместились Музей науки и промышленности, театр «Роял Эксчендж». Был реконструирован исторический индустриальный район Каслфилд, на карте города появились новая художественная галерея, концертный зал, а также уникальный центр «Урбис», в котором первый промышленный город мира прославляет урбанизацию.

"Урбис" – бывший центр изучения города. Сейчас находится в стадии реконструкции под самый большой в мире музей футбола

Еще один пример быстрого преображения: городок Хей-он-Уай на границе Англии и Уэльса отличался от других только наличием полуразрушенного замка, однако хозяин замка был библиофилом и, когда книги перестали умещаться на полках шкафов, открыл в своих владениях букинистический магазин. Увлекшись идеей, он выкупил старый кинотеатр и пожарную часть. Несколько лет спустя в городке работали уже 42 книжных магазина. Сегодня Хей-он-Уай – признанный международный центр букинистической торговли, а ежегодную книжную ярмарку посещают более 100 тыс. туристов.

Барселона, общепризнанный образец креативного мегаполиса, подошла к модернизации городской среды не шаблонно. Несмотря на большое количество торговых центров, власти города приняли решение сохранить более 40 традиционных рынков – продовольственных, блошиных, продажи ремесленных изделий. Возможность покопаться в предметах антиквариата, найти винтажную одежду, купить экологически чистые продукты – это дополнительная приманка для туристов, обеспечивающая городу тысячи рабочих мест и увеличение доходной части бюджета.

Условия, обязательные на начальном этапе становления креативных городов, – четкая правительственная концепция развития территории и соответствующее бюджетное финансирование. В Петербурге пока нет ни того ни другого

Столица дизайна

Яркий пример success story – путь, пройденный Хельсинки. Обнаружив около 15 лет назад, что в параметрах цен в легкой и мебельной промышленности местные производители полностью проигрывают странам Юго-Восточной Азии, куда в массовом порядке перемещались производства, правительство страны решило инвестировать деньги в то, что сегодня называют финским дизайном. «Дизайн в Финляндии – это не только результат самовыражения творческой личности, но и часть нашей жизни. Он окружает финнов на работе и дома. Дизайн может делать жизнь людей не только более эффективной, но и более счастливой. Он также задает новый импульс промышленному развитию», – убеждена директор Института Финляндии в Санкт-Петербурге Мира Питкянен.

В конце прошлого года решением Международного совета по промышленному дизайну Хельсинки избран дизайнерской столицей мира – 2012. Он стал третьим после Турина и Сеула городом, удостоенным этого звания. «Мы долго шли к мировому признанию. Обновление города началось еще перед Олимпийскими играми 1952 года. В 2000-м Хельсинки был мировой столицей культуры. Тогда архитекторы и дизайнеры начали тщательно продумывать концепцию изменений городской среды в лучшую сторону. В городе появились музей современного искусства „Киясма“, Дворец Финляндии, здание Парламента, которые сами по себе являются произведениями архитектурного искусства», – говорит Питкянен.

Музей современного искусства "Киясама" в Хельсинки

Преобразовывался не только центр. Правительство страны в соответствии с требованиями постиндустриальной эпохи взяло курс на развитие креативных индустрий и высоких технологий, преобразуя под потребности предпринимателей промышленные окраины.

«Самыми яркими показателями интереса властей к творческим индустриям, связанным с высокими технологиями, могут служить муниципальный центр Glass Palace Media Centre, ведущий консультационную и образовательную работу, который оснащен бесплатной электронной библиотекой с 21 компьютерной рабочей станцией; Lume Centre – центр аудио- и видеопроизводства, образования и исследований при Хельсинкском университете искусства и дизайна, имеющий студии площадью 500 кв. м, оснащенные по последнему слову науки и техники. В 1990 году колоссальное заброшенное здание бывшего кабельного завода было передано группе независимых менеджеров творческих индустрий, которые оборудовали в нем рабочие помещения для независимых художников и предприятий, занимающихся искусствами и иной творческой деятельностью, связанной с культурой. Теперь, спустя 10 лет, после успешного переоборудования и развития этого в прошлом промышленного здания благодаря удачной предпринимательской деятельности менеджеров Cable Factory имеет возможность вкладывать 1 млн евро в содержание и обновление своих помещений. С 2002 года это предприятие обходится без государственных субсидий, но сдает площадки для проведения выставок, концертов и пр., а также предоставляет помещения для работы 900 художникам и творческим предпринимателям, причем размер арендной платы зависит от материальных возможностей арендатора», – сказано в обзоре Международного центра социально-экономических исследований «Леонтьевский центр», подготовленном по итогам проекта «Партнерство по развитию творческих индустрий: Санкт-Петербург, Хельсинки, Манчестер».

Пример комплексного преображения территории – бывший промышленный район Хельсинки – Арабианранта. Раньше здесь добывали глину для фарфорового завода «Арабиа», располагались производства и склады. Перестройка района началась в 2000 году, причем застройщики должны были выделять 1-2% от строительного бюджета на художественное оформление зданий и территории. Благодаря этому каждый дом, а зачастую и подъезд в районе имеет неповторимый облик. Парки, детские игровые площадки, улицы и дворы, фасады, крыши и лестницы домов украшены произведениями современного дизайнерского искусства.

В столице Финляндии сложилась школа работы с арт-сообществом: художникам и дизайнерам обеспечена возможность творить с минимальными затратами, представлять результаты своих усилий обществу, при удачном исходе событий – коммерциализовать свои продукты. В городе каждый год проводится множество выставок и фестивалей. Это «Праздничные недели Хельсинки», «Ночь искусств», «Город света», Фестиваль электронных искусств и т.д., а также уик-энд, во время которого сотни компьютерных гениев собираются для общения и обмена идеями.

«Статус дизайнерской столицы мира – 2012 поможет нам продвинуть бренд финского дизайна за пределы страны, широко познакомить с ним мир. Одна из идей в рамках программы „Хельсинки – дизайнерская столица мира“ такова: мы хотим пригласить 100 дизайнеров из разных стран мира, студентов и состоявшихся профессионалов, и дать им возможность в течение определенного времени поработать вместе. Единственное условие – вернувшись на родину, каждый должен будет рассказать десяти коллегам о том новом, что узнал о финском дизайне», – поделился координатор проекта «Хельсинки – дизайнерская столица мира» Юси Ферен.

Петербург и креатив

Петербург также затронут европейским мейнстримом – в начале десятилетия городские власти пытались изучить опыт признанных креативных городов. В 2002 году в рамках упомянутой программы «Партнерство по развитию творческих индустрий: Санкт-Петербург, Хельсинки, Манчестер», поддерживаемой ТАСIS, Леонтьевский центр сформулировал рекомендации для городского правительства. Реальным итогом стало создание Центра развития креативных индустрий, который, по признанию его директора Дмитрия Милькова, сегодня более успешно работает в качестве консультационного центра в провинциальных городах, чем в Петербурге. «Когда мы делали проект, связанный с разработкой креативного имиджа Тольятти, с нами встречался мэр этого города, вместе с „сумасшедшими“ студентами вопрос обсуждали председатель общества дизайнеров Самарской области, ведущий дизайнер АвтоВАЗа. Это показывает серьезность отношения региона к теме. Когда вопрос из абстрактной плоскости перетекает в конкретную, им можно заниматься», – поясняет Мильков.

Описанные выше европейские примеры характеризуются двумя условиями, обязательными на начальном этапе становления креативных городов, – наличием четкой правительственной концепции развития территории и соответствующего бюджетного финансирования. В Петербурге пока нет ни того ни другого. Тем не менее концентрация людей творческих профессий и креативной молодежи дает о себе знать. Места, отвечающие запросам представителей «класса икс», формируются по заказу снизу. Неизменной популярностью пользуется «Пушкинская, 10», объединяющая на одной территории галереи альтернативного изобразительного искусства, площадку для выступлений музыкантов и кафе. Впрочем, этот объект носит на себе печать андеграундного, а следовательно, некоммерческого искусства.

Более новые и стильные места – лофт-проект «Этажи», где проводятся кинопоказы, выставки, лекции, или лофт бывшего завода «Заря», где недавно начали проводиться ярмарки нестандартных вещей и продукции hand-made (FREE’k bazar). Под культурные центры преобразована часть помещений завода «Треугольник», под выставочные площади – бывшая силовая станция. Перечисленные объекты предоставляют креативным людям возможности для общения, в лучшем случае – для экспонирования результатов своего творчества, но не для работы. Первый в городе бизнес-инкубатор для поддержки малых предпринимателей креативных отраслей городские власти только собираются организовать – во Фрунзенском районе, в здании старого дома культуры.

Терасса в Лофт проект Этажи

Другое препятствие для создания креативной среды в Петербурге – особенности организации городского пространства. Город четко разделен на исторический центр, абсолютно не отвечающий потребностям креативщиков, и спальные окраины, почти не меняющие своего облика. Редкие центры притяжения представителей творческого класса разбросаны, разъединены, находятся вне пешеходной доступности.

«Последние десять лет развитие городских территорий происходило за счет инвестиций в коммерческую (ритейл, офисные центры, складские комплексы) и жилую недвижимость. В результате самые лучшие участки теперь заняты офисами и крупными торговыми центрами. Казалось бы, характерная для них стеклянная и ангарная архитектура должна делать городскую среду современной, обновлять ее, но на самом деле это далеко не так. Торговые центры не добавляют новых форм жизни, но зато крадут силу сложившейся среды, размывают историческое ядро городов, напрямую конкурируют с ним и подавляют», – констатирует Владимир Княгинин.

Источник: Expert.ru

Рекомендуем:

  1. Умер лучший финский хоккеист 70-х годов
Об авторе
Оставить комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя - обязательно

Пожалуйста, введите корректный email

Email - обязательно

Пожалуйста, введите ваше сообщение

Nordic Design © 2017 Все права зарегистрированы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress