Карл и шоколадная фабрика Fazer


«Fazerintie, 6? Далековато», – качает головой таксист, когда я называю ему адрес пункта назначения. Главная кондитерская святыня Скандинавии находится примерно в 20 километрах от центра Хельсинки, в Вантаа. Холмистая дорога, уводящая в сторону от главного шоссе, напоминает до боли знакомые русские пейзажи – покрытые красно-оранжевым ковром из опавших листьев и ягод рябины тропки и березовые рощи. Прямо за ними – изысканная симметрия серых зданий корпорации Fazer. Чтобы попасть к главному входу, достаточно идти на тягучий запах шоколада, секретный рецепт которого Карл Фацер получил почти случайным образом больше века назад.

«Семья Карла была из Швейцарии, его отец продавал здесь меха, но он сам всегда хотел быть кондитером, – рассказывает мне вице-президент Fazer Ульрика Романчук. – Для того чтобы изучить это ремесло, он ездил в Санкт-Петербург, Париж и Берлин. А затем вернулся в Финляндию, чтобы открыть здесь свое кафе». Карл продавал неслыханно вкусные пирожные по невиданно низкой цене – всего 10 центов за штуку. Его отец, по-прежнему уверенный, что знает потребности обитателей «холодного чердака» (как он называл Финляндию) куда лучше сына, сомневался, сможет ли Карл заработать хоть какие-то деньги. «Да, каждое пирожное в отдельности приносит мне убыток. Но я продаю их так много, что получаю прибыль», – отвечал основатель шоколадной империи.


«Карл был очень креативным человеком, путешествовал по миру, собирал идеи и привозил их домой. У нас до сих пор выпускаются некоторые продукты – конфеты и хлеб, – идеи которых он почерпнул за границей, – продолжает Ульрика. – Однако самый знаменитый рецепт изобрел не он». Сын Карла Свен помог коллеге найти врача, который исцелил его зятя, и в знак благодарности получил в подарок рецепт шоколада. Позже этот шоколад стал известен как «Синий Фацер». Конечно, с тех пор в состав внесли изменения, но главные ингредиенты – свежее молоко и какао-бобы Арриба – остались прежними. Обычно какао привозят из Африки, но этот оригинальный сорт растет в Эквадоре. «Все остальное действительно держится в тайне», – добавляет вице-президент Fazer.

Под руководством Свена фабрика начала расширяться. Главным предметом гордости было самое современное на тот момент оборудование. Открытая в центре Хельсинки кондитерская до сих пор остается культовым местом для всех сладкоежек, но со временем она стала слишком мала. Мечты о масштабном производстве привели Свена на окраины города. В глуши он построил дом, фабрику и даже наладил собственное автобусное сообщение. Для того чтобы семьи работников променяли столичный комфорт на умиротворенность окраин, Фацеру пришлось построить даже отдельный детский сад.

Начались 1960-е, время рок-н-ролла и расцвета американской культуры, поэтому первый в Финляндии хлеб для тостов Fazer продавался великолепно. Его по сей день выпекают вручную, да и расположение пекарни с тех пор не изменилось – она находится в 10 минутах ходьбы от кондитерского цеха. За ней – бисквитное производство, теперь целиком отданное Danone. «Долгое время мы производили бисквиты сами, но как только Финляндия вошла в состав ЕС, руководители решили, что тягаться с огромным количеством зарубежной продукции будет трудно, – рассказывает менеджер по интеграции Сари Кангас. – Мы продали часть компании англичанам из United Biscuits, а затем ее купили Danone».


Fazer – это по-прежнему настоящая семейная корпорация. Майлен Фацер, представительница уже четвертого поколения семьи основателя, отвечает за качество какао-бобов. Ее брат Карл (названный, разумеется, в честь создателя фирмы) в течение трех лет руководил хлебным производством, прежде чем в этом году начать собственный бизнес. «Кондитерский?», – интересуюсь я у Сари. «Да нет… охота, лошади – такого рода вещи. Но он по-прежнему остается членом правления русского филиала компании («Хлебный дом» – Chief Time), семь раз в год ездит в Россию».

Кстати, на международный рынок компанию вывел внук Карла Фацера – Петер: «В то время мы вышли и на Россию, – вспоминает Ульрика. – Это был 1997 год, и мы начали сотрудничество с «Хлебным домом». Год спустя случился дефолт, многие компании поспешили свернуть свой бизнес в России и вернуться домой. Но Петер сказал: «Мы пришли сюда, чтобы остаться». Это было правильное время и правильное сотрудничество: появилась новая линейка продуктов, разные виды хлеба, знаменитые «краюшки». Россия – вообще наш самый быстро развивающийся рынок: 15% выручки от реализации, полутора миллионов евро, которые мы заработали за прошлый год, – это продажи в России. Сейчас в нашей группе работает 16,5 тысячи сотрудников, и 4000 из них – из вашей страны».

Попасть в производственный цех Fazer можно, лишь минуя длинный коридор, украшенный комиксами, доступно объясняющими детям процесс приготовления шоколада из какао-бобов. В самом конце – приятный финальный аккорд в виде дегустационного зала, где доступны практически все виды шоколадной продукции компании. В большинстве случаев экскурсии для посетителей на этом и заканчиваются, но мне для осмотра цеха выдают целый набор спецодежды, в которой любой напоминает актера на съемочной площадке сериала про медиков.


Три конвейерных линии, заканчивающиеся стройным рядом шоколадных конфет, – так выглядит со стороны цех ручного производства. Это «самое дорогое помещение, где работает меньше всего людей», как объясняет мне Яника, сопровождающая меня на экскурсии по фабрике. Здесь изготавливается примерно 20 килограммов конфет в час, и на подносе уже лежат сладости с названием одного из всемирно известных брендов. «Иногда клиент заказывает логотип, и производство занимает больше времени», – комментирует Яника. В начале каждой линии – напоминающая сито решетка, на которую падают шоколадные кубики. Специальные люди посередине конвейера отвечают за украшения на конфетах. В противоположном конце цеха – упаковка. В самое пиковое время здесь трудятся не больше 8 работников. Я спрашиваю Сари и Янику, какие у сотрудников Fazer зарплаты. «Средняя – 10 евро в час, зависит от выслуги лет и времени суток. За ночные смены, работу по вечерам или в выходные обычно доплачивают». Дефицит состоявшихся мужчин-кондитеров налицо: более 64% работающих здесь – женщины, сильный пол можно встретить разве что в отделе упаковки, на погрузчиках и в технических службах. «Большинство сотрудников трудятся по срочным договорам. Каждый год принимают около 150 человек на 3–4 месяца, чтобы успеть нарастить объемы производства к Рождеству. Подготовка к празднику уже началась», – рассказывает Сари.

Мы проходим в соседний зал автоматического производства, где в глазах мгновенно начинает рябить от ярко-розовых оберток знаменитых конфет Geisha. «Скоро ожидается смена работников. Они меняются через каждые четыре часа. Чтобы не было совсем скучно», – комментирует Сари. Как обычно происходит на заводах, диалог все больше напоминает встречу глуховатых друзей: по мере приближения к главному упаковочному цеху перекрикивать механический шум, напоминающий жужжание циркулярной пилы, становится все сложнее. «Работники могут слушать радио. Но больше ничего, а то и так настолько шумно, что приходится надевать наушники», – почти жестами объясняет мне Яника.

«Вы спрашивали меня, какие преимущества у сотрудников Fazer? – вспоминает Сари в относительно тихом коридоре. – Ну, мы можем есть конфеты, сколько захотим… Тренажерный зал и аэробика два раза в неделю, чтобы потом все это сбросить». А скидки? «В специальном магазине при заводе хлеб вместо обычных двух евро стоит 10–20 центов, шоколад и другие сладости (особенно с истекающим сроком годности) продаются со скидкой до 99%».

Впереди – самая новая линия на заводе, появившаяся три года назад и названная вполне поэтично: Сириус («самая яркая звезда на нашей планете», – с гордостью подчеркивают сотрудники Fazer). Всего три работника и полторы тонны продукции в час – умопомрачительные цифры по сравнению с цехом hand made. Сами же конфеты, как известно фанатам канала Discovery, создаются «наоборот»: на первом этапе заливается верхняя часть, затем – начинка, и лишь в конце – самый низ. Шоколад поступает по специальным трубам в огромные 50-тонные цистерны, в которых поддерживается нужная температура. Потоки белого и темно-коричневого цветов автоматически перекачиваются на соответствующие линии. На производство каждой в отдельности конфеты уходит около двух часов.

Натыкаясь на расставленные коробки, до краев наполненные разноцветными шоколадными обломками, я не выдерживаю и интересуюсь: «Это брак?». «Это для свиней», – отвечает Яника. «А где здесь свиньи живут?», – оторопело спрашиваю я, лишь спустя мгновение осознавая смехотворность собственного вопроса. «У нас есть договоры со свинофермами. Остатки шоколада и хлебобулочных изделий отправляются им. Конечно, в таком виде животным это не отдают – для них готовят специальную пищевую массу», – терпеливо объясняет моя собеседница. Путешествие на свиноферму ожидает конфету при малейшем несоответствии размеров или формы принятым стандартам.

Детские мечты любителя сладкого получают новую порцию испытаний в упаковочном цехе, где любимые ириски выстреливают пулеметными очередями ярко-красных оберток. «Одна машина упаковывает тысячу конфет в минуту, – говорит Яника, – и таких машин в этом зале шесть». В последнем цехе меня ожидают новые математические расчеты: роботы, 15 лет назад заменившие здесь людей, поднимают 100 конфет в минуту и около 300 килограммов в час. Это последний пункт перед отправлением продукции в магазины по всему миру.


Возвращаясь, в коридорах мы всюду видим портреты основателя компании с неизменным аккуратным курсивом: «Karl Fazer». Найти кого-то, кто помнит Карла живым, сейчас, спустя 120 лет, уже невозможно. «Самый старший член семьи – 90-летняя дочь Свена Фацера. В августе этого года она была в России, – рассказывает Сари. – До войны ее семья проводила лето в Отрадном, около Ладожского озера. А после они приезжали посмотреть на свое жилище: там все разрушено и ничего не осталось – лишь камни, которые когда-то были домом».

Автор: Александр Мурашев
Материал опубликован в федеральном выпуске журнала Chief Time за ноябрь 2011 года.

Рекомендуем:

  1. Шоколад Geisha придумал участник Олимпийских игр
  2. Карл Ларссон – художник «благополучного мира»
  3. Карл Лагерфельд, Volvo и художественное стекло Orrefors — объединенные современностью
Об авторе
Оставить комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя - обязательно

Пожалуйста, введите корректный email

Email - обязательно

Пожалуйста, введите ваше сообщение

Nordic Design © 2017 Все права зарегистрированы

Designed by WPSHOWER

Powered by WordPress